Цитата

Пожив среди разномастного сброда,
Послушав их песни, мечты и проклятия,
Я вспомнил забытое слово: порода,
И понял, как подлинно это понятие.

Новости

Дата публикации: 04 февраля 2018
Дата публикации: 12 июля 2013
Дата публикации: 16 марта 2013

Вы здесь

За веру, царя и отечество

Аватар пользователя Борис Кунин

Точнее – на веру! На веру надо принимать все, что сказал царь. Извините – президент. Сам ли, или его говорящая голова с усами. Или говорящие головы его ближайших … сподвижников. Наверное…

Сказано, что большинство майских указов 2012 года выполнены, значит, так оно и есть. А то, что ваши глаза, уши, головы и кошельки говорят совершенно иное – ерунда. Вранье! К психотерапевту обратитесь. За деньги, естественно. Потому как бесплатно никто уже не лечит. Хотя, зарплату-то получают. Из бюджета. То бишь, с налогов тех, кто производит что-то материальное. Да-да, и в других странах врачи получают зарплату. Правда, преимущественно не из госбюджета, а из больничных касс. Взносы в которые, опять же, платят те, кто работает. А пользуются все, кто имеет больничную страховку. На совершенно равных условиях.

Но мы же о вере говорим. Значит, не вызывает сомнений, что «Крым – наш». «Исторически» так сложилось. «Исконно русские земли», так сказать. И российская военная техника никогда не пересекала границу Украины. И «вежливые человечки» не обеспечивали «правильное» проведение референдума. И Литвиненко, и Скрипаль с дочерью сами себя отравили. У последних, правда, что-то не сложилось: не до смерти отравились. Так, может, еще и вторая попытка будет? Коль уж задались такой целью.

Да и «вежливые человечки», не исключено, что еще понадобятся. Мост через Керченский пролив, конечно, замечательно. Особенно в той части, что он существенно уменьшит судоходство к украинским портам в Азовском море. Вот только проблему пресной воды на полуострове он не решает. Значит, что-то нужно делать с Северо-Крымским каналом. Вода-то в нем тоже, надо думать, хотя бы частично из российских рек течет. Истоки-то Днепра – в России, да и части его притоков – тоже. Так что от «собирания русских земель» самое время переходить к собиранию русских вод. А то как бы по новому мосту, самолично открытому президентом за рулем КамАЗа, не начали бы люди из Крыма бежать. Хотя некоторые «злые языки» утверждают, что за эти четыре года сотни тысяч человек из материковой России были «добровольно» переселены в Крым. Чтобы потом уже ни у кого не возникло сомнения в «исконности» этих «русских» земель. Так вот, если это действительно так, то им же тоже пить-есть надо. Про работу уже и говорить не приходится. Так что с каналом надо что-то решать.

Правда, время сейчас не самое подходящее. Уж больно эти расследователи катастрофы малазийского Боинга активность проявляют. И доказательства у них есть. Даже в той части, которую можно во всеуслышание заявить. А еще ведь и другая есть. Для узкого, так сказать, круга слушателей. Так, опять же, не мы это! Все ведь над территорией Украины произошло. С нее и спрос. И Павла Шеремета в ее столице убили. А с «любителями» нервнопаралитических и радиоактивных веществ все в Англии произошло. Так что…

Мы-то никого не трогаем, не сбиваем (взрываем, убиваем, травим – нужное подчеркнуть), а на нас чуть ли ни весь мир ополчился. А недавние друзья и братья тоже как-то не поддерживают. Не одобряют, надо думать. Про исторические корни стали вспоминать. Табличек с названиями улиц на русском языке уже практически нигде не встретить…

И в этой связи как-то неожиданно вспомнились детские годы. Четырехэтажный дом на тихой улице в центре города. Рядом еще пара таких же. Цветы во дворе, лавочки, теннисные столы… И сосед дядя Петя. Фамилия у него какая-то птичья была: Гусев, Гуськов, Уткин, Утин?.. Не помню уже. Кто-то из соседей с ним вместе работал. С кем-то он раньше в коммуналке жил. Одним словом, знали его давно и хорошо. И человек он был хороший. И за детишками, играющими во дворе, всегда присмотрит, и помочь кому по ремонту или еще что – с удовольствием. А, если деньги иногда одалживал, то всегда в срок возвращал. И чужого никогда не брал.

Как вдруг что-то изменилось. То один сосед с дядей Петей ругается, то – другой. Даже из соседних домов стали его сторониться. Слухи по улице поползли, что дядя Петя сильно изменился. На чужое стал зариться. Чуть что – и в челюсть заехать может: сила-то еще есть. И борьбой продолжает заниматься, и плаванием, и на дельтаплане летает. Как только на все время и денег хватает?

Дядя Петя, конечно, все отрицал. А, чуть что, один и тот же вопрос: «А вы это видели? За руку меня поймали?». Нам, детям, конечно, в этих взрослых делах многое не понятно было. Но мысли иногда закрадывались. То ли все соседи одновременно умом тронулись и на невинного человека напраслину наводят, то ли дядя Петя не такой «белый и пушистый», как говорит и хочет казаться. Конца этой истории я не знаю: уехал в другой город учиться, потом женился, дети пошли…

Но один вывод для себя сделал.

Русская, газета, журнал, пресса, реклама в Германии
Русские газеты и журналы (реклама в прессе) в Европе